Сегодня: г.

Диктатуры устроены так, что никакой внешний враг не нужен — справляются сами

Цель отставки правительства — сбить уровень протеста

Диктатуры устроены так, что никакой внешний враг не нужен — справляются сами

Токаев отправил правительство Казахстана в отставку. Для демократической страны это вполне рабочий механизм разрешения противоречий: назначаются выборы, к власти приходит кто-то другой, который вынужден учесть требования протестующих и принять по ним решения.

В диктаторских карго-демократиях этот механизм отсутствует. Правительство — чисто хозяйственный инструмент, выполняющий решения того или иного варианта Неизвестных Отцов, не привлекающих особого внимания к своим персонам. Уже поэтому возложивший на правительство основную вину за произошедшее Токаев очевидно лжет: решение о кратном повышении цен на газ, ставшее поводом к протестам, носит совсем не технический характер, ни правительство, ни тем более газовые компании самостоятельно принять его не могли.

Цель решения об отставке — сбить уровень протеста, распылить его, растянуть по времени и в конечном итоге снять риски и угрозы для правящего режима. В общем-то, не самый глупый ход: часть протестующих вполне может разойтись по домам, а оставшихся не хватит для продолжения и уж тем более смены существующего порядка вещей.

Пока сложно судить о динамике происходящего в Казахстане, так как информация оттуда приходит слишком разнообразная и эмоциональная. Видно, что власть явно недооценила уровень напряженности в стране, что и стало причиной крайне неосмотрительных решений. Соблазн объявить происходящее происками внешних сил, конечно, есть. В России разнообразные кремленологи уже встали в стойку, разыскивая врагов, умышляющих плохое. Но здесь происходящее явно объясняется кретинизмом властей, чем иностранным участием. Диктатуры устроены так, что никакой внешний враг не нужен — справляются сами.

*  *  *

Судя по приходящим из Казахстана роликам и фотографиям, в города страны введена армия. Что, с одной стороны, говорит о масштабе протеста, с которым власть не в состоянии справиться только силами внутренних карательных органов, с другой — лояльность внутренних силовых структур вызывает у властей сомнения. Поэтому и армия, которая должна усилить, но в то же время в случае необходимости — пресечь переход полиции на сторону народа.

Армия во внутреннем конфликте — это последний козырь. Армия не обучена, не умеет и не хочет уметь решать проблемы в щадящем формате. Она предназначена для уничтожения врага и решает проблемы в одном ключе: хороший враг — мертвый враг. Что резко повышает риски перехода к летальным методам подавления беспорядков. А это, понятно, чревато резким подъемом протеста.

Однако деваться особо некуда. Ночь с 4 на 5 января показала, что события могут выйти из-под контроля окончательно в любой момент, и гуманизму тут не место. Когда на кону власть, жизни подданных не имеют значения.

*  *  *

Протестующие взяли местный муниципалитет в Алмате и берут штурмом здание местной власти в Актобе. При всей, в общем-то, внешней бессмысленности этого действия (у протестующих нет своих структур управления, поэтому взятие зданий не приведет к смене власти) действия в сложившейся обстановке правильные: если ты не можешь взять управление в свои руки, дезорганизуй управление противника.

Это, конечно, чисто деструктивные решения, но задача первого этапа всегда деструктивна: нужно ошеломить противника, нужно его деморализовать и дезорганизовать. Для второго этапа – взятия власти – этого уже недостаточно, но

пока ситуация развивается в пользу протестующих.

*  *  *

В Казахстане в силу величины страны происходит то, чего крайне опасаются кремлевские: вспыхнувшие по всей стране протесты вынудили власть решать неразрешимую задачу: либо сосредоточить карателей в нескольких точках, бросив все остальные, либо “размазать” силовые структуры по территории, где они в силу малочисленности по сравнению с толпами протестующих не могут ничего сделать.

В Алма-Ате находится не более 5 тысяч военных, которые критически не способны справиться с обстановкой. Усилить их некем — все силы разбросаны по другим городам. Соответственно, проваливаются везде.

Это, кстати, происходило и на Украине, но там Янукович действовал наоборот — он бросил контролировать обстановку по стране, сосредоточив все силы в Киеве. И получил беспрерывный приток из регионов на Майдан. Что в конечном итоге привело к краху режима.

В этом смысле для России события выглядят уроком: да, всё будет решаться в Москве, но значение регионов в протестах крайне велико — они могут оттянуть на себя путинских карателей, облегчив решение задач для Москвы.

*  *  *

Песков сообщил, что в Кремле “…убеждены, что наши казахстанские друзья могут самостоятельно решить свои внутренние проблемы… Важно, чтобы никто не вмешивался извне…”

Похоже, произошедшее явилось неприятным сюрпризом для кремлевской публики. В Кремле по привычке считают произошедшее “внешним влиянием”, а потому грозят всем, кто пожелает “погреть руки” на событиях в Казахстане.

Желающие, конечно, найдутся. Не прямо вот сейчас, но достаточно скоро. Это и Турция, и Китай, и международные наднациональные структуры. И уж Кремль они будут слушать в самую распоследнюю очередь. В этом плане любые предупреждения из Москвы — просто сотрясения воздуха.

Для Путина в этих событиях предельно важно сохранить статус-кво и в первую очередь — позиции клана Назарбаева. Безусловно, Путин и его окружение внимательно смотрят на казахстанский опыт “трансферта” и совершенно не заинтересованы в его крахе. Просто потому, что их собственный “трансферт” должен проходить примерно по схожему сценарию: уйти так, чтобы никуда не уходить.

Поэтому задача-минимум для Кремля — сохранить Назарбаева и его группу у руля власти в Казахстане. Другой вопрос, что ресурс для этого у Путина крайне ограничен. Силовой ресурс сейчас весь сосредоточен на границе с Украиной, и выделить что-то серьезное для угрозы на юг он не может. В этом смысле любые разговоры о “крымском сценарии” в отношении севера Казахстана либо исключены вообще, либо выглядят настолько дикой авантюрой, что даже Путин вряд ли на это рискнет.

Предложить Казахстану тоже особо нечего. Там нет острого экономического кризиса, который можно срочно залить миллиардом-двумя долларов. А в общем-то, кроме армии и денег, за душой у Кремля нет ничего. Да и предлагать сейчас деньги — это можно попасть как с Януковичем: выбросить в никуда три миллиарда долларов без какого-либо результата.

Полное отсутствие инструментов влияния у Кремля вынуждает его действовать в объектной парадигме: раз ничего сделать нельзя, значит, нужно мешать тем, кто может что-то сделать. Отсюда и заявление о недопустимости внешнего вмешательства. Но будем откровенны — кроме заявления, ничего другого сделать кремлевские не могут. Им остается только надеяться, что все как-нибудь рассосется.

*  *  *

Протестующие (или теперь их можно уже звать революционерами?) практически овладели Алма-Атой. Военные и полиция постепенно исчезает с улиц, хотя столкновения и происходят. В областных центрах ситуация менее определенная, но тоже постепенно склоняется на сторону протестующих. Масштаб событий таков, что силовое подавление практически безнадежно.

Проблема, как обычно, теперь в другом: кто вообще может говорить от имени восставших и главное — с кем? Непонятно, о чем могут говорить гипотетические лидеры. Возникает вопрос — какова судьба украденных у Казахстана и выведенных за рубеж денег.  В общем, вопросов сразу много и ответа на них нет.

Этап “Долой!” внезапно подходит к своему завершению. Остались буквально последние штрихи в виде бегства наиболее одиозных фигур. Что теперь?

 

Мюрид Эль

© 2022, bydvkurse.ru. Все права защищены.

 
Статья прочитана 194 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

sonialeksei@mail.ru